Саудовская Аравия и Катар обязуются положить конец кризису в Персидском заливе

Саудовская Аравия, ее союзники и Катар обязались начать переговоры по урегулированию спора, который бушевал более трех лет, сигнализируя о сдвиге в кризисе, который разделил богатый нефтью Персидский залив и натравил союзников США друг на друга.

Кувейт, который вел несколько дней посреднических усилий с США, заявил в пятницу, что арабские соперники «подтвердили свое обязательство» достичь окончательного соглашения и сохранить «солидарность стран Персидского залива».

Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн и Египет прервали транспортные и дипломатические связи с Катаром в середине 2017 года, обвинив своего соседа в поддержке исламистских группировок и слишком близком к Ирану.

Человек, проинформированный о переговорах, сказал, что это был первый раз, когда все пять арабских стран, участвовавших в споре, согласились на переговоры по прекращению кризиса.

Шейх Мохаммед бин Абдулрахман аль-Тани, министр иностранных дел Катара, сказал, что заявление Кувейта было «императивным шагом» к разрешению спора.

Принц Фейсал бин Фархан, министр иностранных дел Саудовской Аравии, сказал, что за последние несколько дней был достигнут «значительный прогресс». «Мы надеемся, что этот прогресс может привести к окончательному соглашению, которое кажется достижимым. . . Я несколько оптимистичен, что мы близки к завершению соглашения между всеми странами, участвующими в споре », – сказал он на конференции по видео.

Майк Помпео, госсекретарь США, сказал, что он «очень надеется», что спор будет разрешен.

Катар отверг обвинения против него, и все стороны отказались идти на уступки, сопротивляясь давлению Вашингтона по разрешению кризиса. Но в последние недели наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бен Салман активизировал усилия Эр-Рияда по восстановлению отношений с Дохой.

Однако аналитики заявили, что переговоры на этой неделе, в которых участвовал Джаред Кушнер, зять и советник президента США Дональда Трампа, оказались меньше, чем ожидалось.

«Определенно есть признаки того, что разрыв между Катаром и Саудовской Аравией сокращается», – сказал Майкл Стивенс, научный сотрудник Королевского института объединенных служб, исследовательского центра. «Есть потенциал для улучшения отношений, но, возможно, еще слишком рано ожидать полного примирения, учитывая степень враждебности с обеих сторон».

Некоторые в регионе считают, что попытки принца Мохаммеда, де-факто лидера Саудовской Аравии, смягчить кризис, являются частью усилий по улучшению его отношений с избранным президентом Джо Байденом, который публично критиковал королевство за нарушения прав человека.

Аналитики говорят, что администрация Трампа также стремится добиться прорыва до истечения срока ее полномочий в январе. Г-н Кушнер провел переговоры с шейхом Тамимом бин Хамад аль-Тани, эмиром Катара, в среду в рамках поездки по региону, где он затронул этот вопрос.

В Катаре находится крупнейшая военная база США на Ближнем Востоке, и администрация Трампа обеспокоена тем, что спор ослабляет арабский альянс, который она стремилась создать против Ирана. Он также был разочарован тем, что Тегеран получил финансовую выгоду, поскольку из-за эмбарго полеты в Катар и из Катара были вынуждены использовать воздушное пространство Ирана.

Были предположения, что Эр-Рияд и Доха согласятся на меры «укрепления доверия». Заключение сделки, позволяющей катарским рейсам совершать полеты над соперничающими странами Персидского залива, считалось одним из самых вероятных первых шагов к улучшению отношений. Но ни о каких подобных шагах в пятничных заявлениях не упоминалось.

Официальные лица и аналитики заявили, что ОАЭ наиболее сопротивлялись согласию на сближение, отчасти потому, что Абу-Даби особенно обеспокоен отношениями Катара с Турцией. ОАЭ все больше обеспокоены влиянием Турции в арабском мире и обвиняют президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в проведении «неоколониальной» политики в регионе.

Шейх Мохаммед, министр иностранных дел Катара, заявил на конференции в пятницу, что любое решение кризиса должно быть «целостным» и что Доха не хочет проводить различие между странами в диалоге по созданию единого Персидского залива.

Он отказался дистанцировать Катар от Турции, которая направила войска в Катар, когда в 2017 году вспыхнул спор. «Наш долг – поддержать Турцию, когда они столкнутся с какими-либо трудностями», – сказал он.

После введения эмбарго три года назад Эр-Рияд и Абу-Даби представили Дохе необычный список из 13 требований, который включал закрытие телекомпании «Аль-Джазира», принадлежащей катару, ограничение отношений Дохи с Ираном и закрытие турецкой военной базы.

Официальные лица Персидского залива предупреждают, что до полного разрешения спора, который становился все более ядовитым из-за обвинений и встречных обвинений, еще далеко.

By admin

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *