Предупредительные огни мигают для Big Tech, как и для банков

Писатель – бывший исполнительный директор HSBC.

Когда банкиры стали слишком умными, а наш бизнес слишком сложным, мы все пострадали от последствий. Финансовый кризис 2008 года коснулся многих из нас, потому что банки были неотъемлемой частью нашей жизни. Общество подвергалось риску, которого оно не понимало, и мы все заплатили за это через помощь, поддерживаемую государством.

Сегодня предупреждающие знаки снова мигают. Некоторые элементы знакомы: огромные, растущие компании, на которые опирается остальная часть общества, которые в случае неудачи нанесут серьезный ущерб или принесут плохие результаты своим клиентам. Но на этот раз всем нам подвергается не финансовый, а технологический сектор.

Риск для потребителей, если технологические компании дадут плохие результаты – то, что на жаргоне моей профессии называется «риском поведения», сейчас столь же велик, как и риск для финансовых услуг. Но мы не организованы, чтобы заниматься этим. Цифровая экономика поглощает старую экономику, и имеющиеся у нас структуры управления неадекватны.

Итак, кто регулирует большие технологии? Правительство обещает создать новое подразделение цифровых рынков в Управлении по конкуренции и рынкам, но его полномочия будут в значительной степени ограничены пресечением антиконкурентного поведения, а подробностей пока немного. Обещанный онлайн-законопроект о вреде давно задерживается. Все это звучит тревожно расплывчато

Мои 30 лет работы в банке потребовали от меня заглядывать в будущее и предвидеть риски. Я могу с уверенностью сказать, что для технологических фирм появляются предупреждающие знаки. Мы должны действовать сейчас.

Пандемия подчеркнула нашу зависимость от технологий. Это не просто бесконечные видеозвонки или технологии, которые лежат в основе доставки к нашим запертым дверям. Это горы данных, которые определяют рекламные объявления, которые мы видим, когда просматриваем информацию о последнем брифинге по коронавирусу. Цифровая трансформация охватила и мою отрасль. Потребители сжали многолетнее внедрение приложений и онлайн-банкинга всего за несколько месяцев.

И все же риски гораздо глубже, чем риск поспешных изменений. Алгоритмы, которые определяют объем работы водителей, выполняющих работу, и то, что мы видим, когда выходим в Интернет, понятны не лучше, чем структурированные кредитные продукты, поставившие банковскую систему на колени во время финансового кризиса.

Нам нужно управлять рисками дезинформации и научиться модерировать контент. Нам нужно понять, как предвзятость подтверждается, а затем культивируется алгоритмом. И когда мы понимаем, как это работает, нам нужно четко понимать, кто за все это отвечает. Вы не можете уволить алгоритм.

Ничто из этого не означает, что кризис масштаба 2008 года не за горами. Но это действительно создает значительный риск, который мы не должны игнорировать. Совершенная сложность риска, связанного с большими технологиями, делает задачу преодоления его сложной задачей, но мы можем сделать хорошее начало, если будем использовать работу, проделанную в сфере финансовых услуг, в качестве модели.

Финансовый кризис научил нас тому, что необходим тщательный надзор, когда общественные интересы зависят от предприятий, которые существуют для удовлетворения потребностей поставщиков частного капитала. До 2008 года подход регулирующих органов к управлению рисками в банковской сфере был тем, что они называли «основанным на принципах» – сознательно легким прикосновением. Он слишком полагался на способность банков управлять собой и потерпел неудачу. Сходство с нашим нынешним подходом к Big Tech поразительно.

После кризиса регуляторы и политики в Великобритании не сидели сложа руки. Вместо этого они создали Управление финансового поведения, которое зарекомендовало себя как главный регулятор поведения в сфере финансовых услуг.

FCA оказал значительное влияние в двух ключевых областях, имеющих отношение к технологическим компаниям, движущим новую экономику. Это заставило банки более четко сообщать информацию, особенно о своих расходах. Это позволило потребителям принимать информированные решения об обмене ценностями между собой и своим банком. Это также упростило определение того, кто несет ответственность, если что-то пойдет не так. Это положительно повлияло на усердие компаний и их склонность к риску, что улучшило результаты для их клиентов. Поездка непростая, но FCA показало, что это возможно.

Нам нужны те же амбиции, чтобы устранить риски, связанные с технологиями сейчас. Другими словами, новый ведущий в мире орган по цифровому поведению. Это позволит избавиться от сложной сети взаимосвязанных институтов и превратиться в мощный и надежный регулятор, который может привлекать к ответственности отдельных лиц. Его цель – очень простая – обеспечить хорошие результаты для клиентов и справедливый обмен ценностями для тех, кто использует технологические платформы.

Это было бы хорошо для потребителей и, в конечном итоге, для крупных технологий.

By admin

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *